ГЕОГРАФИЯ
ФЕСТИВАЛЯ
НОЯБРЬСК
27–31 МАЯ
ТОМСК
7–9 СЕНТЯРБЯ
ЕКАТЕРИНБУРГ
30 ИЮНЯ – 2 ИЮЛЯ
МУРАВЛЕНКО
15–17 СЕНТЯБРЯ
ХАНТЫ-МАНСИЙСК
5–8 ИЮЛЯ
МЫС КАМЕННЫЙ
22–24 СЕНТЯБРЯ
ОМСК
28–30 ИЮЛЯ
НОВЫЙ ПОРТ
22–24 СЕНТЯБРЯ
ОРЕНБУРГ
21–27 АВГУСТА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
3–5 НОЯБРЯ
ОБРАЩЕНИЕ К УЧАСТНИКАМ
Стенограффия – это не конкурс
художников. Как вообще можно
соревноваться в авторстве?
Соревноваться в индивидуальности,
соревноваться в чувствах и смыслах,
соревноваться в человеческом,
вечном, безоценочном?

Уличное искусство – это, прежде всего,
искусство, а не спорт.
Запечатленный в краске опыт
видения мира – это про единственное
прохождение жизни, а не общую
дистанцию. О человеке, мире, жизни,
любви и смерти невозможно даже
рассуждать в категориях
быстрее/выше/сильнее.

Стенограффия – это превращение
безличных функций в человеческие
отношения и чувства.
Тем не менее, мы не можем подобрать
поверхности для всех идей, проектов
и эскизов. Появлению художника у
стены предшествуют недели
бумажных уговоров собственников
поверхности.

Мы в силах выслушать каждого
художника, но возможность легально
высказаться есть лишь
у единиц.
ЧЕМ МЫ
РУКОВОДСТВУЕМСЯ ПРИ ОТБОРЕ РАБОТ?
1.
ФОРМАЛИСТСКИЙ
ПОТЕНЦИАЛ РАБОТЫ
2.
НАРРАТИВНЫЙ
ПОТЕНЦИАЛ РАБОТЫ
3.
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ
ПОТЕНЦИАЛ РАБОТЫ
Работы будут воплощены на стенах, а не экранах или холстах. Это работы, которые будут жить в городской среде,
а не музейном альбоме. Если в эскизе чувствуется понимание формата стены – работа проходит. Если автор
закладывает в качестве выразительного средства саму поверхность и ее контекст – работа проходит. Если автор
делает стену и контекст частью рисунка, а не поверхностью её нанесения – это Стенограффия. Когда очевидно,
что работа живет лишь на бумаге, а не на стене – это не Стенограффия. Помните, что у Стенограффии нет А2 и А4,
форматы фестиваля это:
  • Выходящие на улицу торцы жилых домов, высотой от 2 до 14 этажей
  • Стены трансформаторных будок и распределительных подстанций
  • Бетонные заборы
  • Детские площадки
  • Водонапорные башни
  • Опоры инфраструктурных сооружений
  • Поверхности зданий и объектов, находящихся на территории и медицинских учреждений
  • Поверхности зданий и объектов, находящихся на территории образовательных учреждений
  • Предложенные автором типы зданий и объектов
Стенограффия – это искусство улиц, искусство в городе, а не в галерее. Здесь нет возможности сопроводить работу
текстом или приставить к ней специально обученного экскурсовода.
На улицах работы говорят сами за себя, но нам важно понимать, как автор пришел к этой работе.
Искусство – это опыт автора, а не исполнение технического задания ремесленником. Порой, это тяжелый поиск,
отбор, проба, ошибка и, снова, поиск. Порой, это озарение, но озарение, посетившее именно этого автора,
рожденное именно его интуицией, его опытом жизни и принятых в ней решений.
Если за эскизом стоит личная история автора – это Стенограффия.
Если работа выполнена без тени авторского переживания – это не Стенограффия.
Конечно, бессмысленно делать работы под частные вкусы и мнения жильцов, чиновников
и менеджеров – Стенограффия про авторство, а не исполнение.
Вот только Стенограффия не про самовыражение ради самовыражения – Стенограффия про чувства.
Человеческие чувства.
Работы на улицах – это не только высказывания, за которыми стоит опыт автора.
Работы на улицах – это, прежде всего, уникальное переживание для города.
Если работа дает эмоции человеку вне зависимости от его демографических и социальных
ролей – это Стенограффия.
Если работа дает эмоцию только после пяти часов её публичной защиты – это не Стенограффия.
ТЕМЫ
СТЕНОГРАФФИИ 2017
В этом году у нас нет тем. Точнее тема всего одна – свободная. Можете ничем себя не ограничивать.
Ну, разве что только голосом собственной совести и требованиями законодательства…
Вот только мы знаем, что полное отсутствие границ – это неправильно. Творчество рождается
в преодолении, в движении, в стремлении. В искусственном вакууме творчества нет.
Поэтому мы предлагаем вам вводную информацию.
В этом году, благодаря поддержке наших партнеров, мы смогли узнать чего же хотят от проектов
жители городов, в которых проходит фестиваль. Конечно, душу линейкой не измерить, но узнать,
что же рождает чувства – можно.
Это возможность увидеть надежды и чаяния в отношении ваших работ. Точка опоры, позволяющая
как минимум сверить свое желание с ожиданиями людей, а как максимум увидеть новое
направление для поисков и решений.
Вы можете прочесть эти слова, а можете пропустить весь блок, следующий ниже.
Но мы просим авторов учесть эти слова.
Просим, а не обязываем.
Учитывать, а не отрабатывать.
ЧТО ЖДУТ
ОТ РАБОТ ГОРОДА?
Наши города – это, прежде всего, маленькие и большие полисы Урала и Сибири. Урал и Сибирь – это
земля вдалеке от теплых морей, территория, находящаяся в тысячах километров от мировых столиц,
очаги цивилизации, теплящиеся в глуши степи, тайги и тундры.
У каждого города своя история, свой путь, свои надежды и мечты, но есть формальные признаки
позволяющие поделить все города фестиваля две большие группы – Север и Восток.
Отдельно мы так же выделяем город, имеющий специфику в силу надвигающегося чемпионата мира
по футболу – Екатеринбург.
Ниже описано значимые феномены, отличающие людей, живущих на территории этих стен.
СЕВЕР
ВОСТОК
ЕКАТЕРИНБУРГ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
Муравленко Ноябрьск Мыс Каменный Новый Порт Ханты-Мансийск
На Севере город – это крепость. Здесь между городами расстояния, понятные пилотам вертолетов,
но приводящие в шок обычных автомобилистов центральной России. Здесь за переделом городов не
уходящие в горизонт дачно-пригородные массивы, а тундра и тайга. Здесь у человека нет иллюзии
власти над природой. Здесь полярная ночь и февральские морозы не просто «соседи» и «гости»
–это хозяева территории, задающие правила игры.
Только прожив полярную ночь, вы сможете понять, что Север – это уже космос, а не земля.
Стены этих городов защищают не от дождя и ветра, они сдерживают бескрайнее пространство
холодных звезд. Для неподготовленного человека жизнь здесь, сродни быту на космической
станции или форпосту на другой планете. Это острова цивилизации в мире, где все еще
безраздельно правит стихия.
Здесь люди мечтают почувствовать себя дома, почувствовать, что стены это не только защита, но
и человеческое тепло.
Чтобы понять этих людей, необходимо задуматься над тем, что же дает нам домашний уют?
Почему нас греют родные стены? Каков смысл словосочетания домашний очаг?
Жителям этих городов не хватает возможности побыть просто человеком, а не покорителем пространства.
Этой территории необходимо простое человеческое тепло.
Эти стены необходимо обжить, а не просто поклеить цветными обоями.
Этим стенам хочется быть еще и ласковым домом, а не только суровым защитником.
Омск Оренбург Томск
Мы не хотим говорить о провинциальности/столичности. Не в этом дело. Есть сотни городов,
в которых люди спокойно живут вдалеке от столиц и не чувствуют себя не в своей тарелке.
Сотни городов, где люди спокойно чувствуют самих себя, вот только Восток не в этих сотнях.
Вы читали, что пишут люди об этих городах? Те люди, которые там живут? Это гимн
депрессии – все плохо, плохо и плохо. А новости? Счастье, если получается найти что-то не про
криминал.
Все медиа-зеркала словно заколдованные, словно они специально показывают только плохое.
Все хорошее здесь будто за пределом города. Даже свою любовь и счастье рождения детей люди мыслят вне города, словно чувства рождаются не благодаря, а вопреки.
Но самая страшная беда даже не в том, что эти города не умеют видеть в себе хорошее.
Самое страшное, что они вообще не видят себя – они смотрятся в Нью-Йорк, Москву
и Санкт-Петербург. Они все время сверяют себя не с собой. Они напоминают японскую школьницу,
которая вместо зеркала смотрит на постер американской фотомодели.
Этим городам не хватает зеркал.
Просто возможности увидеть себя, а не образ для равнения.
Эти стены могут быть зеркалом, в котором люди смогут увидеть себя, а не образцы для равнения.
Это город с непомерными амбициями. Более того город с амбициями мирового масштаба. Этому
городу недостаточно быть то на третьих, то пятых местах в стране – он хочет быть центром главного
хребта материка, разделяющего мир на две стороны света. Более того хребта являющегося
самостоятельной частью света!
Мы не знаем доподлинно, считают ли за пределами Екатеринбурга, что Урал макрорегион мирового
масштаба, сравнимый с понятиями Средиземноморье, Центральная Азия, Индостан или хотя бы
Сибирь, но мы знаем, что в Екатеринбурге достаточно людей, которые в этом даже не сомневаются.
И вот пришла пора проверить эти амбиции – принять мировой чемпионат.
Как подать себя миру? О чем поговорить? Про что рассказать? Может что-нибудь предложить?
Конечно, нелепо пытаться и про футбол сказать что-то новое и себя показать во всей красе,
но может все же найдётся чем удивить Португалию?
Хотя дело даже не в том, чтобы не ударить в грязь лицом. Прежде всего, городу нужно остаться столицей Урала, принимающей мировой чемпионат, а не стать одной из площадок проведения.
Как сохранить надежду и мечту?
Ведь, прежде всего это город, который умеет мечтать и верить своим мечтам.
Санкт-Петербург – это больше чем бывшая столица бывшей империи. Этот город, уже пережил свой
кризис среднего возраста, свое метание между «уже не столица» и «еще не провинция».
Этот город – столица Севера.
Ни один из городов Европейского Севера не может поспорить с градом Петра за право называться
столицей этого региона. А Север Азии – уже три столетия в его власти. И по населению, и по
экономическому потенциалу – он фактическая столица всего Севера, превосходящая все центры
северных морей.
Конечно страны Феноскандии, могут спорить о качестве жизни. Вот только это качество – не
разговоры про средний возможный доход, а учет всего спектра возможностей. В том числе
возможностей для амбиций, немыслимых в провинции атлантического мира, но вполне
уместных для главного города Севера.
Статус Северной Венеции – это не про каналы и архитектуру, а про роль в регионе.
Вот только есть проблема... Проблема в отсутствии веры в себя.
И еще один момент...
На стенах Санкт-Петербурга нельзя рисовать красками. Вот так – это же столица Севера,
разрешающая любое самовыражение, но не там где правит бал холодный расчет
архитектурной мысли.
Зато мы можем рисовать не красками! К примеру, в прошлом году попробовали рисовать
тенью – получилось! А какие выразительные средства найдутся в этом году?
Программа проведения фестиваля в Санкт-Петербурге уже запланирована, но вдруг у вас найдутся мысли, которые мы сможем интегрировать в основную программу фестиваля?